Глава из романа «Кир»

Глава из романа "Кир"

Новогодние праздники позади, но я решила, что это не повод перестать дарить подарки. На сайте, посвященном моей книге, вы всегда можете найти опубликованный отрывок из романа, который я и модераторы периодически меняем. Но отрывок и даже отзывы читателей — это не всегда то, что может помочь с решением о том, покупать книгу или нет. Поэтому я сейчас публикую одну из ключевых глав моего пока первого и единственного романа в своём блоге. Более того, прочитав её, вы сразу поймёте, почему книга называется именно так. В общем, щедрости моей конца и края нет! 🙂 Ну что же, достаточно вступлений, давайте переходить к делу. Приятного вам чтения!

Faces in the crowd,
Faces in the crowd will smile again.
And the devil may cry.
The devil may cry at the end of the night!

The Weekend «Devil May Cry»

— Жень, вот эти фотки просто супер, только мне кажется, что туфли лучше на зелёном кресле снять, а не на бежевом. — Сказала мне Ира, просматривая фотографии, которые я только что скинула с Canon ей на MacBook.

— Ага, я тоже так думаю. Они сами кремовые, и другое кресло лишь на несколько тонов темнее, на зелёном будет лучше. Я тогда прям сейчас и пересниму.

— Да, давай! — Ответила мне Ира, не отрываясь от ноута.

Из груды туфель, лежавших у окна, я достала пару от Versace и аккуратно поставила их на зелёное кресло в углу. Через несколько минут, после закрепления фотоаппарата на штативе, регулирования света и нескольких неудачных кадров, я таки скинула Ире снимок, который ей понравился.

— Жень, всё, теперь у нас всё отснято как надо.

— Ура! — Я была готова подпрыгнуть до потолка, потому что восемь часов провела за съемкой всех этих вещей, с которыми ещё надо быть очень аккуратной, а то, не дай бог, что-нибудь оторвётся, запачкается или растянется.

— Тогда смотри, сегодня всё заливай на сайт, Аня и Маша добавят подписи и аннотации к товару, ну и вроде бы всё, запускаемся.

— А Андрею не надо никаких указаний передать?

— Ой, Женечка, Андрюша вообще умница. За какие-то три недели сделал такой потрясающий сайт из того, что было у вас раньше. Он золотце! До него гонорар, кстати, дошёл?

— Да, дошёл. И даже без комиссии.

— Ну и славненько! Ваши с девчонками зарплаты получите, как запустим сайт, а потом уже только с продаж.

— Да, окей.

— Ой, ладненько, лапусик, дай я тебя чмокну, — Ира поцеловала меня в щёку, овеяв ароматом своих сладких духов. — Я побежала по делам, тогда до связи, ты тут пока собирайся, а мне уже пора!

Ира оставила меня одну в комнате, а сама ушла в другую взять сумку и надеть пальто.

— Чмоки, я убежала! — Я услышала Ирин голос из соседней комнаты одновременно со стуком каблуков и затем — захлопывающейся двери.

— Пока-пока! — Прокричала я, складывая штатив.

Ира была сверхэнергичная, сверхпозитивная и сверхболтливая. В принципе, я любила таких людей, с ними было всегда просто: не надо переживать о том, что сказать, как сказать и как это воспримут. Всё скажут за тебя, и ты при этом всегда «лапусик» — меня это более чем устраивало. Я собрала всю аппаратуру и сложила её в левом углу около окна, затем разложила туфли по коробкам и аккуратно составила их друг на друга, парочку платьев убрала в чехол и повесила на вешалки. Осмотрелась — всё убрано — супер. Передо мной была маленькая комнатка с двумя высокими арочными окнами и широченными подоконниками, разделёнными полуметровой кирпичной стеной. Снизу была старая батарея, выкрашенная в грязно-бордовый цвет. Слева была выемка в стене, заставленная коробками из-под туфель. Стены были темно-зелёные. У противоположной стены от выемки стоял белый деревянный платяной шкаф, рядом — кремовый винтажный стул и ещё один точно такой же, только зелёный. У противоположной от окна стены два стола, плотно стоящих друг к другу, над каждым к стене прикручено зеркало. Напротив шкафа стояли две вешалки, плотно забитые разной одеждой в чехлах. На полу был постелен темный дубовый паркет. Мне очень нравилась эта комната, как и другая — полная ей противоположность. Я убрала в рюкзак ноутбук и фотоаппарат, предварительно засунув его в свою старую фиолетовую шапку, и направилась в другую комнату. Она была полностью белая: деревянный пол, стены, потолок. В ней не было ничего, кроме двух вешалок у входной двери и одного стула. В ней были точно такие же два высоких арочных окна, только у другой стены. По задумке Иры, та комната, в которой мы проводили съемку, будет примерочная и хранилище одежды. А белая комната — это прихожая для встречи гостей. В неё со дня на день должны были привезти всю необходимую мебель, которую Ира заказала в какой-то итальянской студии интерьеров, название которой я никак не могла запомнить. Я повесила сумку на плечо и направилась к выходу. На несколько секунд я задержалась у зеркала, висевшего около двери. Последние дни я ходила во всём черном. И сейчас на мне были чёрные брюки skinny, черная водолазка, чёрная кожанка, чёрные батильоны с широким голенищем и чёрный мешковатый рюкзак. Что батильоны, что куртка были не из натуральной кожи, хотя выглядели они очень качественно и стоили, как будто из настоящих материалов. К огромному сожалению моего кошелька, было не так уж много брендов, которые делали качественную одежду под кожу за разумные деньги. Издержки вегетарианства. Я собрала волосы в хвост, намотала чёрный шарф на шею, поставила офис на сигнализацию, вышла, закрыла дверь ключом и направилась вниз по лестнице.

На улице уже стемнело, и на ГУМе включили вечернюю подсветку. Офис Иры находился прямо напротив него, в Ветошном переулке. Воздухом уже целиком и полностью овладел запах осени. Я углубилась головой в шарф, так чтобы осталось видно только нос и глаза, засунула руки в карманы и направилась до Кузнецкого моста, чтобы не делать пересадок в метро.

Только пять дней назад мы начали разговаривать с Дэном. Две недели после нашей ссоры он меня полностью игнорировал, лишь изредка присылал смс «у тебя всё в порядке?», а на мой аналогичный вопрос отвечал не более, чем просто «у меня всё ок».  Если честно, я думала, что сойду с ума. Спасала лишь работа над сайтом для Иры. За всё это время Кир позвонил лишь один раз, примерно неделю назад. Я тогда не сняла трубку, и больше он не перезванивал. Ситуация с Киром меня тоже немного изводила. Я слишком некрасиво поступила с ним… Нельзя так исчезать из жизни человека, совершенно не объяснившись, но, к счастью, или, к сожалению, уже не было пути назад. Я не хотела рисковать тем, что мы только-только собрали с Денисом по крупицам. Регина Витальевна была абсолютно права: мне надо было сделать выбор, каким бы он ни был тяжелым, ведь в любом случае кто-то остался бы несчастным. И я приняла своё решение, впервые, наверное, за всю жизнь чётко услышав то, что говорит моё сердце, пускай и наперебой с совестью.

Пока я шла мимо ЦУМа, в мою голову закралась шальная мысль выпить бокальчик вина, всё же был вечер пятницы, две недели я не пила, и, в общем, я это по праву заслужила. Да ещё и желудок предательски начинал урчать, так что я твёрдо приняла решение где-нибудь поужинать и пропустить бокал красного вина. Я дошла до Камергерского Переулка и зашла в один итальянский ресторанчик, в который меня давно звала Маша, но мы так и не пошли, потому что я не составила ей компанию. Но для меня наличие или отсутствие компании не играло существенной роли, поэтому я смело открыла дверь и попала в приятное и уютное место, где пахло пиццей, приправами и немножко сигаретами.

— Добрый вечер, вы бронировали столик? — Меня встретила красивая блондинка в красно-белой форме, приятно улыбаясь и держа в руках меню.

— Здравствуйте, нет, не бронировала.

— Вы одна?

— Да, одна, и мне бы желательно некурящий зал.

— Хм, так, хорошо, проходите за мной, у нас как раз освободился столик у окна в некурящем зале.

— Мне однозначно везёт. — Я улыбнулась девушке, и последовала за ней.

Только я уселась за столик, довольно комфортно расположившись, как я услышала звонок мобильного из кармана куртки, висевшей на спинке деревянного стула. Я повернулась, чтобы достать телефон. Сзади меня, на диванчиках у стены, сидели два парня: один — хипстер с выбритым виском, в светло-коричневом свитере, потёртых джинсах и каких-то непонятных убитых ботинках тоже коричневого цвета. Второй был самый что ни на есть обычный чувак, с весьма заурядной внешностью и в обычном прикиде. Хипстер мне улыбнулся и подмигнул. Не знаю, как это выглядело со стороны, но как мне показалось, моё ответное выражение лица говорило что-то типа «ты дебил?». Я достала телефон и повернулась. От увиденного имени на дисплее сжался и без того измученный голодом желудок. Это был Кир. Я нажала на кнопку блокировки, чтобы отключить звук и вибрацию, и положила телефон на стол дисплеем вниз. Чтобы не терять времени и просто попытаться отвлечься от нарастающего нервного напряжения, я взяла меню и начала выбирать, что бы поесть.

— Вы готовы сделать заказ? — Спустя пару минут подошла ко мне официантка.

— Я буду салат из рукколы и томатов «черри», пасту «Веджетариано» и бокал вот этого вина. — Сказала я, указав пальцем на строчку с названием какого-то итальянского вина.

— Да, хорошо! Только пасту придётся немного подождать, минут двадцать.

— Ничего страшного. — Я натянула на себя неискреннюю улыбку, почувствовав, как телефон опять начал вибрировать.

Я, не переворачивая iPhone, опять нажала на кнопку блокировки. Так повторилось ещё три раза. Мои нервы были накалены до предела, я хотела ответить, поговорить с ним, извиниться за то, что пропала. Но я пообещала Денису, что больше никакого Кирилла, и если я отвечу, то опять запутаю этот клубок никому не нужных хитросплетений. И во всей сложившейся ситуации кто-то в любом случае пострадал бы… И этот кто-то оказался Кирилл. Мой череп сжимался от напряжения, я нервно дёргала ногой и стучала пальцем по круглому деревянному столу, накрытому скатертью в красно-белую клетку. Кто-то тронул меня за плечо, и, как мне показалось, я подлетела на стуле от неожиданности. В тот момент я находилась в другой Вселенной, и любые вмешательства внешнего мира в неё могли вызывать только неадекватную реакцию. Как и последовала далее. Я обернулась.

— Девушка, добрый вечер. — Сказал мне хипстер, широко улыбаясь. — Не хотели бы вы присоединиться к нам с другом? Или, может, мы к вам?

— Не хотела бы! — Громко и звонко ответила я и повернулась обратно. Пожилая пара за соседним столом посмотрела на меня.

Хипстер немного опешил. Видимо, нечасто ему отказывают девушки, особенно так грубо.

— Ну пожалуйста! Вы такая красивая. Нам очень хочется с вами…

Хипстер продолжал что-то говорить, в этот момент ко мне подошла официантка — «ваше вино и салат» — и уже в который раз завибрировал телефон. И всё это одновременно. Я повернулась всем телом к парням сзади.

— Я сказала «нет», что тебе не понятно?! — Крикнула я, что хоть и помогло мне немного разрядиться, но заставило замереть в шоке официантку, моих собеседников и всех, кто находился в радиусе нескольких метров.

— Ты больная что ли? — Хипстер коснулся пальцем виска и, наклонившись к своему другу, что-то ему сказал.

Я ничего не ответила, так как мне меньше всего хотелось вступать в словесную перепалку. Повернувшись обратно к своему столу, я взяла в руку телефон. Кирилл продолжал звонить… По щекам начали течь слёзы, уже просто от безысходности, постоянного напряжения, сменяющегося апатией, и банальной усталости. Я не могла так продолжать. Это было выше моих сил. Я сбросила вызов, написала Киру смс «я не могу сейчас говорить» и выключила телефон. Всеми ненавистный ком в горле добрался и до меня, я изо всех сил сжала кулаки, чтобы сдержать себя и не превратить слёзы в истерику. Через некоторое время я успокоилась, сделала пару глубоких вдохов, вытерла лицо салфеткой, глядя в зеркало пудреницы, и через силу решила приступить к своему ужину.

Запихивая в себя салат, мне удалось немного успокоиться. Когда я доела последний листочек рукколы и отставила тарелку в сторону, мимо проходил хипстер с другом. Хипстер остановился, повернулся ко мне и сказал «когда успокоишься — позвони мне, чокнутая». Опять подмигнув, он положил мне салфетку на стол, на ней был записан номер телефона. Я ничего ему не ответила, и даже не изменилась в лице. В голове промелькнула лишь одна мысль «ещё тебя, придурка, мне не хватает в жизни». Смяв салфетку, я небрежно кинула её в тарелку, которую чуть позже унесла официантка. Я не понимала, что ему от меня было нужно, и я терпеть не могла таких навязчивых мужиков. Существует, конечно, мнение, что женское «нет» значит «да», но, на мой взгляд, это полный бред. Я понимаю, когда девушка осознает, что впереди её, возможно, ждёт секс, и она этого хочет, но моральные принципы её тормозят, и в этом случае её «нет» значит «о да, господи, да». И хоть за мой двадцать один год у меня таких ситуаций не было, но в такое противоречие я не могу не поверить. Но в этом случае моё «нет» значило не просто «нет», а «отвали, тупой придурок». Я опять слегка потрясла головой в разные стороны, чтобы выкинуть из головы этого хипстера, потому что и без него там был полный бардак.

Поужинав, выпив два бокала вина и расплатившись, я вышла из кафе с приятной от алкоголя мягкостью в ногах и направилась до метро «Кузнецкий мост». В наушниках заиграл ремикс на песню Нэта Кинга Коула «Lush life». В голове почему-то вспомнились слова одного взрослого мужчины, с которым год назад меня случайно свела судьба, когда мы только начинали делать сайт, и он хотел стать одним из наших инвесторов, хотя в скором времени слился. Мы с ним встретились в ресторане в центре Москвы, и из двух часов, что мы там сидели: двадцать минут говорили по делу, а остальное время просто трепались за жизнь. Он мне много рассказал о себе, о своей карьере, о своих женщинах и детях. И каждый раз, когда я пыталась поддержать беседу, он меня затыкал словами, типа «да ты ещё молодая, ничего не понимаешь, вот я в девяносто пятом…». И потом я забила, и уже не пыталась выйти с ним на диалог, в основном слушала. И хоть он, правда, рассказывала интересные и полезные вещи, я таки сделала вывод, что он просто зазнавшийся сорокалетний дурак. Дурак — потому что считает себя умнее остальных. Я никогда не любила таких людей, особенно тех, кто уже в возрасте. Всегда странно, когда человек, чья молодость прошла уже десять или даже пятнадцать лет назад, считает, что он всё знает о молодёжи. Конечно, всё повторяется, всегда повторялось и будет повторяться. Но твоё время уже ушло, чувак, и тебе пора смириться с этим. Да и вообще, как учил Ошо, надо быть наблюдателем, смотреть и слушать, принимать жизнь вокруг, и лишь изредка действовать, именно действовать, а не реагировать. А я верю индийской мудрости. И вот сейчас я шла и вспоминала его фразу, которую он повторил раз двадцать пять — «да ты молодая…». И в нашей беседе он доминировал, якобы моя молодость — это мой «недостаток». Но сейчас я шла и понимала, что моя молодость — это моё всё. Да, мне всего двадцать один год. И я могу посмотреть на таких людей, как он, на других, и… Идти своим путём. Мне было иногда страшно, потому что я не знала ответов на многие вопросы: чего я хочу? Куда я иду? Чем я буду заниматься через десять лет? Просто буду женщиной? Но это ведь не для меня… Я была немного потеряна. И сейчас мою голову занимали лишь люди: Кирилл и Денис. Но больше всего мне хотелось сосредоточиться на работе с Ирой и над нашим сайтом, потому что я когда-то смогла всех организовать, активно занималась продвижением, и мы даже получали каждый месяц деньги. А сейчас личная жизнь полностью затмевала весь мой разум, и я ходила, как в тумане. И как бы мне ни было тяжело, но мне ничего не оставалось, как согласиться с Аней: у меня любовные треугольники, и поэтому она взяла всю инициативу в свои руки. Но, в конце концов, я же не мужчина, мне сложно засунуть свои чувства себе в одно место, ну или просто подрочить в душе, и тем самым «отпустить ситуацию». Моё сердце рвалось на части… Может, это было вино, а может слова Нэта Кинга Коула «i was wrong», но в какой-то момент мне начинало казаться, что я всё же люблю Кирилла. Люблю запретной любовью, которой никогда не дам волю, потому что я была не из тех людей, которые готовы вертеть своей жизнью, как им только вздумается, потакая первому порыву чувств.

Проходя мимо «Камчатки», я почувствовала, что кто-то целенаправленно идёт ко мне. Я посмотрела влево и увидела подбегающую Юлю.

— Ну нихрена ты похудела, мать! — Юля подлетела ко мне и шлёпнула меня по заднице.

— Ой, господи! Ты меня напугала, — сказала я, доставая наушники из ушей. — Это я просто во всём чёрном, ну и правда схуднула чуток. Ты как?

— Ты смотри, не перестарайся, а то у тебя ноги уже как у анорексичной наркоманки. Я отлично, мы тут с бывшей одноклассницей пьём, вон там, на уличных столиках, не хочешь с нами? — Спросила Юля, доставая из пачки сигарету.

— Блин, Юль, чего-то не особо хочу… Да и время уже много, мне завтра рано вставать и…

— Так, не выпендривайся, пошли! — Юля меня перебила и повела под ручку к их столику.

— Ладно, окей, только я ненадолго, хорошо?

— Конечно, ненадолго. Я чувствую, ты уже пила что-то? — Юля принюхалась ко мне и ехидно улыбнулась.

— Ну да, за ужином пару бокалов вина выпила, я в итальянском кафе сидела на Камергерском. — Я понимала, что Юля меня уже не слышит.

— Женя, знакомься, это Маша! Маша, знакомься, это Женя!

— Очень приятно. — Ответила мне Юлина подруга, по ходу, такая же шлюховатая, как и сама Юля.

— Взаимно! У Юли, смотрю, все подруги Маши.

Юля мне улыбнулась.

Мы погрузились в дурацкую и бессмысленную бабскую беседу. Эта Маша, конечно, очень сдавала в позициях Юле. Если Юля была красивая и эффектная, то Маша довольно-таки страшненькая, да и одета она была в какой-то рыночного типа джинсовый костюм с золотистыми вышивками на карманах и оранжевые кеды. И всю эту красоту довершали непрокрашенные чёрные корни желтоватых волос. Юля была в сто раз ухоженнее, да и выглядела намного женственнее и стильнее: светло-бежевая обтягивающая юбка-карандаш, свободная белая футболка, заправленная в юбку, кремовые батильоны на платформе и накинутое на плечи серое пальто. И, само собой, хорошо подобранные аксессуары. И как бы ни было весело в компании Красавицы и Чудовища, дух разврата и грязи уж сильно витали в воздухе, что мне реально хотелось оттуда сбежать. Я вообще не понимала, как моя Маша, со всеми её принципами и заморочками, так близко дружит с Юлей?

— Дамы, я пойду куплю вина и приду к вам. — Я понимала, что мне нужно выпить, чтобы совсем не свихнуться в окружении этого нелепого сюрреализма.

Когда я отстояла очередь из пяти человек, отшила какого-то иностранца, дождалась своего вина, пахнущего каким-то болотом, ну или блевотиной, я так и не определилась, и вышла на улицу, то меня ждал шок: я увидела Красавицу и Чудовище в компании каких-то трёх мужиков. На удивление очень прилично выглядевших. Но нафиг они нужны? Три девушки и три парня, зашибись, как не многозначительно. В общем, допиваю вино и валю. Не знаю, почему я вообще согласилась с ними потусить?

— А это Женя! — Юля протянула моё имя на букве «е».

— Да-да, привет! — Я одарила мужиков улыбкой-одолжением, приступила к вину и стала разглядывать ЦУМ.

Компания пыталась подключить меня к беседе, но я всячески их игнорила. По поведению Юли было понятно, что с кем-нибудь из них она точно сегодня переспит. Да и парни, судя по всему, были не против, и по ходу все трое, так как на Чудовище никто особо не смотрел, как сильно она не старалась улыбаться своими кривыми жёлтыми зубами. А меня тошнило при одной мысли об этом: это же какие-то левые мужики, у них мерзкие потные тела, чужие грязные пенисы. Мне кажется, что секс с незнакомцем — это вообще какой-то праздник брезгливости и отвращения. Я, так и не допив вино, решила, что всё-таки я пойду.

— Так, ребят, приятно было со всеми познакомиться, но мне пора домой, у меня много дел и завтра рано вставать.

— Жень, ну останься! — Я понимала, что Юля это говорит просто из вежливости, так как ей было глубоко наплевать: останусь я или уйду.

— Нет-нет, всё, я пошла! — Я всем улыбнулась, помахала рукой и пошла к метро.

По дороге я включила телефон. Мало того, что уже было пол-одиннадцатого вечера, так у меня оказалось семнадцать пропущенных от Кирилла, четыре смс от него же, три пропущенных от Дениса и один звонок от Регины Витальевны. Я решила, что доеду до дома, и оттуда перезвоню Денису, а к Регине Витальевне просто зайду. Кира продолжу игнорить.

Как бы я ни жалела о потраченном времени в компании Красавицы и Чудовища, именно это времяпрепровождение меня немного привело в чувство, показав, как прекрасна и сказочна моя жизнь. Но был один минус: нахождение с теми людьми, чей образ жизни вызывал у меня отвращение, создавал какой-то эффект заражения. Мне казалось, будто вся их грязь оседает на мне, и я становлюсь такой же, раз стою рядом и пью вино. И внутри меня опять вспыхнуло противоречие, вполне типичное для меня: либо я права, либо я слишком замороченная и сильно парюсь из-за того, что могут подумать обо мне окружающие.

Спускаясь на эскалаторе я, решив, что у меня точно не было сил рассуждать об этом, по привычке слегка потрясла головой, чтобы на время выкинуть все эти мысли. В наушника заиграла песня Джея Зи и Бейонсе «Drunk in love». Полувосточные мотивы вначале навеивали мне воспоминания о Дубае, где я была много раз с папой по работе, который очень любила, и куда всегда хотела съездить вместе с Денисом, но так пока и не удалось. Музыка резко сменилась на более подходящие для меня реалии, а именно, что я сейчас пьяна, хотя вот с любовью всё было как никогда сложно. Я окунулась в подземную жизнь Москвы, а если точнее, то спустилась в метро, думая ни о чём и обо всём одновременно.

— Ой! — Вскрикнула я от неожиданности, увидев Регину Витальевну на лестничной клетке, когда выходила из лифта. — Как вы меня напугали, капец!

— Женя, почему ты не брала трубку! — Тон, с которым Регина Витальевна это сказала, выдавал её учительское прошлое. — Я тебе звонила раз десять!

— Я выключала телефон, а потом была в метро, а как вы узнали, что я сейчас еду в лифте?

— Я ждала тебя у окна, смотрела, когда ты подойдешь.

— Вы меня пугаете! Что случилось-то?

Все происходящее мне не нравилось. Регина Витальевна ходила из стороны в сторону и нервно кусала ноготь на большом пальце. Её летящая полупрозрачная серая рубашка с длинным рукавом и свободные льняные чёрные штаны делали её невероятно худой, как будто её и вовсе не было под этой одеждой.

— Жень, тихо, нас могут услышать!

Я испугалась, что Регина Витальевна сошла с ума на старости лет.

— Кто? — Я перешла на шёпот.

— Кирилл!

— Что?! — Я вскрикнула.

Регина Витальевна прикрыла мне рот ладонью.

— Женя, тихо, я же просила!

— Ладно. — Я сказала намного тише, чем перед этим. — Но какого хрена он тут вообще делает?

— А это ты у себя спроси, откуда он знает твой адрес! — Регина Витальевна меня хорошенько подколола.

— Ну, он как-то привёз мне книги, они были тяжёлые, да, блин, это не играет никакой роли, где он сейчас?

— У меня дома.

— И что он там делает?

— Спит.

— Зашибись. И что мне делать?

— Поговорить с ним.

— Я не могу поговорить с ним, потому что я решила, что вычеркну его из своей жизни, и буду счастлива с Денисом! — Повышенные тона шёпотом, наверное, звучали очень комично, но я была дико раздражена от всего происходящего, и мне было не до смеха.

— Но ты должна с ним хотя бы объясниться, Жень, он тебе уже несколько недель звонит и пишет.

— Ну, вот про это вы мне ни слова не сказали!

— А у тебя своей-то головы нет? — Регина Витальевна постучала пальцем по моей макушке.

— Ау, больно же! — И вправду было больно. — Я не могу пойти, я обещала Денису, что больше никогда не буду с ним говорить и не приближусь к нему. Последние две недели у меня это получалось, хоть и с трудом…

— Жень, ну нельзя же так поступать с людьми, тем более, которые не сделали тебе ничего плохого и всегда хорошо относились к тебе…

—  Как он вообще тут оказался?

— Я вышла на лестничную клетку, когда услышала, что кто-то кричит здесь и долбится в стены. Смотрю: молодой мужчина, хорошо одет, симпатичный…

— Регина Витальевна, вы мне его сватаете что ли? Я знаю, как Кирилл выглядит! — Я вопросительно посмотрела на неё.

— Ну ладно, больше не буду. У него в руке была бутылка вина, он пил из горла и даже немного плакал… Кричит «Женя, открой, Женя, я знаю, что ты дома! Я люблю тебя!». 

— Господи… — Моё сердце сжалось в груди, а чувство безысходности лишило возможности как-то эмоционально выразить свою боль.

— Вот тебе и «Господи»! Я ему говорю: «молодой человек, Жени дома нет, я сегодня с утра с ней виделась, она ушла в университет и по делам». Он, как меня увидел, немного опешил. Потом спросил, кто я, я сказала, что просто соседка, и мы с тобой дружим. Так мне его жалко стало, позвала к себе домой, накормила его, поговорили о тебе. Он меня обнял, расплакался, говорит, что не может без тебя жить, а ты даже на звонки не отвечаешь. Было такое чувство, что он уже на исходе. Сейчас он задремал у меня на диване.

— А что вы ему обо мне говорили?

— Ничего особенного. Твой характер обсуждали. Он про Дениса спрашивал и как у вас сейчас складываются отношения, я сказала, что я вообще не в курсе.

— Спасибо вам. Но я всё равно не пойду! — Я в панике развернулась и пошла быстро к своей двери.

Регина Витальевна схватила меня за руку и резко дёрнула на себя.

— Женя, ты взрослый человек или кто? — Опять крики шёпотом.

— «Или кто»! Я домой, я боюсь идти, ну что я ему скажу? Он покушал, спит, пусть отдыхает человек!

— Женя! — Регина Витальевна укорительно и вопросительно посмотрела на меня, что мы оба поняли, что я несу какой-то бред.

— Ох, ладно, я зайду, но знайте, Регина Витальевна, что я сейчас умру от страха, и мне вообще вся эта затея не нравится.

Надо было положить всему этому конец. Но как потом объясниться с Денисом? Я ведь знаю, что не смогу молчать и хранить от него какие-либо секреты. И это уже может реально положить конец нашим отношениям, но Регина Витальевна была права, что так нельзя поступать с человеком, который вроде как меня любит.

Мы зашли в квартиру. В прихожей стояли чёрные замшевые кроссовки Nike Airmax Кира, на крючке, рядом с остальной верхней одеждой, висела его чёрная кожанка.

— Он долго у вас? — Настолько тихо, насколько только возможно, я спросила у Регины Витальевны, аккуратно поставив на пол рюкзак и снимая батильоны.

— С девяти. Уже два с лишним часа.

Всё же не зря я решила после съёмки где-нибудь поужинать, а то если бы я застала кричащего и плачущего Кира у своей двери, то, наверное, умерла бы на месте от переизбытка чувств, которые не смогла бы выразить. Оставшись в водолазке, чёрных штанах и белых носках, я тихо прошла в комнату. Регина Витальевна, одобрительно кивнув мне, прошла на кухню, закрыла дверь и включила негромко телевизор.

Я увидела спящего на диване Кирилла. Он лежал на левом боку, сложив руки крест-накрест и немного подогнув ноги. От напряжения я сжала ладонь в кулак и сильно прикусила его, при этом не испытав ни капельки боли. В те секунды во мне творилось что-то невообразимое. Я испытывала умиление, страх, панику, жалость, сочувствие, злость, безысходность, и в какой-то момент мне даже показалось, что сексуальное желание, но в этом я не была точно уверена. От слишком большого количества одновременно умерших нервных клеток у меня даже немного заложило уши. Глядя на беззащитного спящего Кирилла, мне хотелось провалиться сквозь землю. Регина Витальевна была права, он действительно был симпатичным молодым мужчиной, да ещё и хорошо одётым. На нём были синие джинсы, заправленная в них бледно-голубая рубашка в тонкую полоску, чёрные носки, а на левой руке надеты часы из белого золота Patek Philippe. Я помню, как он радовался, когда наконец-то смог их себе купить. Он впервые увидел их, когда был в Милане. Сказал, что желание обладать ими было таким же сильным, как желание сделать своей женой самую красивую на свете девушку. И если с двумя такими он уже развёлся, то часы ему не надоедят и не изменят. За пару лет он смог накопить нужную сумму, и купил их. Помню, как он светился от радости, когда показал их мне в первый раз. Часы и вправду были очень красивые. Помню, что с разрешения Кира я их сфоткала на своей руке и выложила в Instagram, типа они мои. Мы тогда оба смеялись, что если я хочу, то он может устроить мне фотосессию в его офисе, с его машиной, с его одеждой и всем остальным, чтобы я потом всем этим хвасталась в своём Instagram. И сейчас эти часы были на его руке…

Я на цыпочках прошла к дивану и села рядом с Киром. Он не шевельнулся.

— Кир… — Сказала я шёпотом и прикоснулась к его руке.

Благодарю вас, дорогие читатели блога, за проявленный интерес к написанному. Приобрести книгу и прочитать роман целиком можно на его официальном сайте. Специально для читателей моего блога я дарю скидку 25% на покупку книги. При оформлении заказа введите промо-код «KIR50», и скидка ваша. Приятного чтения!

Спасибо за фото Диме Майорову и Наташе Ивановой.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *