Артём Сенаторов: «Не надо бояться слова «продавать»

Артём Сенаторов: «Не надо бояться слова «продавать»

Это интервью шокирует вас. Перевернёт весь мир. Именно это и случилось со мной, когда я пообщалась с Артёмом Сенаторовым — главным редактором сообщества в контакте «Литературный оргазм». Мы поговорили о современном книжном бизнесе, о том, как попасть в издательство, что самое главное в продвижении книги, о литературных агентах, Джоан Роулинг, книжных полках в «Ашане», песне «О боже, какой мужчина» (да-да, вы всё правильно прочитали), иллюминатах и даже о моём дебютном романе «Кир». Ну всё, хватит предисловий! Скорее читайте самое информативное и полезное на свете интервью. А собенно полезное для тех — кто хочет стать издаваемым автором!

У меня был опыт работы в различных проектах с «крупными дядями» — это выглядело примерно так: «здесь пиши так, здесь делай так, тут пляши так, тогда мы сможем тебя продать». Скажи, в издательском бизнесе дела обстоят так же? Заставляют ли авторов переписывать книги? Если думать оптимистично, то я этого боюсь в своём творчестве — хоть особо и не грежу о супер-контракте с издательством — ведь хочется оставаться в своих текстах собой.

Очень редко, когда что-то заставляют переделывать, если с тобой уже заключили контракт. Во всей моей практике был лишь один случай, когда мою знакомую попросили добавить в книгу эротическую сцену, чтобы она успела попасть на «волну», и её издали в этом году. Она согласилась, иначе пришлось бы ждать следующего года. А вообще никто не будет менять название, убивать героев, перекраивать сюжет, потому что издательству некогда этим заниматься. Также важно понимать, что крупные современные издательства — это конвейер, им всегда нужны новые авторы, новая кровь. Поэтому если твою книгу приняли, она понравилась, то она будет издана в том виде, в котором есть.

Как ты относишься к практике самостоятельного издания книги? Не всем авторам везёт на контракты с крупными издательствами, кто-то печатается сам.

Да, есть много издательств, которые предлагают авторам издаться за их счёт, но, как правило, они все мелкие. Самиздат — это не хорошо и не плохо. Есть много случаев, когда надо издавать книгу за свой счёт. Например, когда тебе нужен физический промо-материал, чтобы использовать его для продвижения в своём Instagram. Крупные и уважаемые издательства не занимаются изданием за счёт автора, это так не работает. 

И возвращаясь к тому, что ты не грезишь о контракте. Он тебе нужен, если ты хочешь продаваться в книжных магазинах. По сути, издательства, которые работают за свой счёт, — это типографии, потому что у них почти ни у кого нет выхода на оффлайновые маркеты. По двум причинам. Первое — многие крупные всероссийские сети принадлежат холдингу «Эксмо-АСТ»: «Читай-город», «Новый книжный», «Буквоед» и другие. Понимаешь теперь, какие книги у них будут в приоритетной выкладке? Верно — те, которые они издают. Второе — сами книжные магазины не хотят сотрудничать с издательствами, которые печатают книги за счёт авторов, потому что подразумевается: раз ты издаёшься за свои деньги, значит ты никому не нужна, даже если ты не ходила по крупным издательствам и не предлагала никому свой роман.

Мой мир только что рухнул. Какая-то монополия получается.  

Я тебе больше скажу — в этот холдинг входят и многие другие крупные издательства. Всю информацию об этом можно найти в открытом доступе, это никакая не тайна. Но важно понимать, что при этом они все поставлены в жёсткие рамки конкуренции. Если «Эксмо» — это одна структура, очень чёткая и понятная, то «АСТ» — это осьминог, группа компаний. Там много разных редакций, каждая их которых является самостоятельной единицей. По сути, «АСТ» — это восемь или даже десять издательств. У меня в том году вышла книга в «АСТ» во «Временах» — вторая по крупности редакция. Самая крупная «Жанры», ещё есть «редакция Елены Шубиной», «Корпус», «Мейнстрим» и многие другие.

Это только в России так? Что бóльшая часть книжного рынка принадлежит одному холдингу?

И ещё во Франции. Вообще, у нас и у французов автору нужно искать издателя, а не литературного агента.

В Германии, например, существует 20 издательств, у каждого из них своя ниша. Например, есть издательство, которое занимается только комиксами. Если ты в Германии рисуешь, пишешь комиксы, ты знаешь, куда тебе идти. Если ты это делаешь в России, то куда ты пойдёшь? Правильно, никуда.

А как у нас обстоят дела с литературными агентами?

Да никак. В России, конечно же, есть агенты, например, агентство «Гумен и Смирнова», частный агент Натан Яковлевич, но они не существуют у нас в том виде, в котором они есть во всём остальном мире. За рубежом целая институция агентов. Есть те, кто занимается современной прозой, есть те, кто детективами, есть те, кто фантастикой. Если у тебя получается заинтересовать агента, то ты подписываешь контракт с ним, а не с издательством. Агент находится в литературной тусовке, у него есть выходы на крупных издателей, своя репутация, ему доверяют. Как правило, литагент получает 15% от всего твоего дохода. То есть, если по твоей книге снимут фильм, то твой агент получит 15% от покупки прав на экранизацию. Там это очень выгодно.

В России всё обстоит совершенно иначе. Почему мой писательский марафон называется “Таланта недостаточно”? Потому что в России его действительно не достаточно. Ты должна быть не только писателем, но и пиарщиком, сммщиком, вести переговоры, быть бухгалтером и порой даже водителем и логистом.

То есть получается, что в России ты не только писатель, но и продавец?

Да. Я очень не люблю, когда говорят “мы творческие люди, мы должны творить”. Такие у нас не выживают. Ну вот в такой стране мы находимся, что ж поделать? Поэтому ты должна сама уметь продавать своё творчество. Именно продавать! И не надо бояться этого слова. В нём нет ничего зазорного. Поэтому всякие бедные овечки должны либо учиться быть продавцами, либо искать того, кто сможет продавать их.

А как вообще можно попасть в издательство? Ведь им каждый день приходят тысячи рукописей. Каков шанс, что тебя заметят? Наверняка, нужны деньги, связи и всё в этом духе.

То, что присылают в издательство, называется самотёком. И да, иногда они берут оттуда книги. Например, горит план по детективам и редактору говорят: “Ищи троих, кого угодно”. Так и произошло с Марией Садловской — этот автор сейчас в фокусном приоритете «Эксмо». Женщине за 50 лет, она написала книгу, прислала в издательство, её издали. Об этом мне рассказала сама Ольга Аминова — начальник отдела современной прозы издательства «Эксмо». Конечно, это из разряда чудес, но, как видишь, они случаются! Значит так делать стоит.

По поводу связей. Да, они нужны. Но не такие, что ты лучший друг редактора. Редакторы — это тоже люди, они есть на фейсбуке, их можно зафрендить, комментировать их посты, а через полгода предложить им свою книгу. Они все друг друга знают, это одна тусовка. К слову, это и плюс, и минус. Плюс — понятно в чём, а минус — если вдруг твоя книга будет плохо продаваться, то об этом узнают все. Поэтому куда важнее не получить контракт на первую книгу, а суметь продать её.

Артём Сенаторов: «Не надо бояться слова «продавать»

Хотела спросить о своей книге. Я всегда позиционировала «Кира» — как молодёжный роман. Правильно ли я определила жанр?

Это сентиментальная проза, у тебя же там страсть, любовный треугольник. Или современная проза. Молодёжный роман — это «Голодные игры».

А какие есть пути развития и продвижения в рамках именно этих жанров?

Это очень популярные жанры, на которые есть стабильный спрос. На них не влияют тренды. Если ты посмотришь на рынок литературы в России и в мире, ты увидишь волнообразный график: постоянно что-то появляется новое и задаёт тренд. Например, была волна «Гарри Поттера» — все писали книги о волшебниках. Вышли «Сумерки» — все писали о вампирах. Недавно вышла книга «Несвятые святые». Слышала о ней? Это книга тоже сейчас на волне популярности.

«Несвятые святые» видела, кстати, в «Ашане».

Книжный полки в «Ашане» — это мерило популярности. Если твои книги продаются в «Ашане» — ты достиг успеха. Там недорогие книги, потому что «Ашан» торгует на грани рентабельности, и люди там их берут чаще, чем в книжных. Ты, кстати, обратила внимание, что книжный отдел в «Ашане» находится всегда рядом со входом. Знаешь, почему так? Потому что человек заходит в магазин, видит дешёвые книги и делает вывод, что в магазине всё так же дёшево. Я тебе больше скажу, есть издательства, которые иногда обратно выкупают свои книги у «Ашана», чтобы потом их реализовывать дороже. А знаешь, какая ещё точка продажи делает заметную кассу Издательству?

Не знаю.

«Почта России». Потому что книжные магазины есть далеко не во всех городах и населённых пунктах, а «Почта России» есть везде.

Так а что про сентиментальную и современную прозу?

Так вот. В этом жанре почти нет звёзд, потому что очень много авторов. Тут сложнее закрепиться. Очень хорошо, что у тебя есть продолжение книги. В переговорах с издательствами наличие продолжения романа — это всегда большой плюс. Потому что пришёл, например, поклонник сентиментальной прозы в магазин — а они, к слову, сметают всё — видит «О! «Кир». Ну, возьму почитаю. О, ещё и продолжение будет! Отлично!». Приходит в книжный через четыре месяца — не видит продолжение и переключается на другого автора. Фокус внимания теряется. Поэтому топовых авторов издательство мотивирует писать по три книги в год, как раз, чтобы каждые 4 месяца выходило что-то новое.

Это же очень много.

Да, много. Это полноценная каждодневная работа. И есть здесь ещё один момент — когда автору это хорошо удаётся и у него большие тиражи, то его переманивают различные телекомпании, чтобы он писал сценарии. А там зарплаты в десятки раз выше, чем в издательствах. В среднем, за свою первую книгу в издательстве ты получишь 30 000 рублей. А дальше схема такая. Издатель отпечатал книгу, и она стоит 100 рублей, продал её книготорговой компании за 200 рублей, она в свою очередь продала магазину за 300 рублей, а магазин читателю — за 400 рублей. По договору ты получаешь в среднем 10% с каждой продажи. Но это будет 10% от 100 рублей.

В общем, особых тактик продвижения в жанре сентиментальной прозы нет. Тем не менее, все издательства с этим жанром работают, на него есть спрос, и никуда ты от этого не денешься. Поэтому надо грамотно составить пакет документов и понимать, какой у тебя elevator pitch.

Elevator pitch?

В маркетинге есть такой термин. Вот, например, ты стартапер и едешь в лифте с инвестором. И тебе надо за 1 минуту рассказать о своём проекте так, чтобы он захотел вложить в него деньги. В мире литературы — это одно предложение, которым ты объяснишь издателю, почему тебя надо издать. У тебя сейчас есть ответ на этот вопрос? Почему надо издать «Кира»?

Первое, что мне пришло в голову, — его будут читать домохозяйки. Бред, да?

И что? Это ни о чём не говорит, потому что домохозяйки ещё много, что могут читать. Более того, твой ответ требует пояснения. Когда, например, я писал свою книгу — «Бизнес в Instagram», которая уже издана в издательства «Альпина» — мой питч был: «это первая книга о том, как зарабатывать в Instagram, на русском языке». Всё, вопросов не возникает. Тебе нужно продумать для своей книги подобный питч. Да, это сложнее, потому что у тебя художественная литература. Но ведь не обязательно плясать от сюжета, можно идти со стороны маркетинга. Например, твою книгу ждут 100 000 подписчиков в Instagram. Это питч. Ты заработала 50 000 рублей на предзаказах. Это тоже питч.

А это всё обязательно должно быть правдой? Ведь человек может подписчиков накрутить, а про предазказы наврать.

Да, должно быть правдой. В издательствах не дураки сидят. Они на раз щёлкают, где человек врёт. У них есть доступ к сервисам, на которых они могут пробить, где ты пиарилась. Более того — они отслеживают блогеров с большой аудиторией. Если у тебя от 200 000 подписчиков, они тебе сами предложат написать и издать у них книгу, даже если ты никогда в своей жизни не писал. Если у тебя 100 000 подписчиков, 70 000 подписчиков, да даже 50 000 — ты можешь сама к ним прийти и предложить свой продукт. Только в случае с 200 000 подписчиками — ты можешь просить роялти не 10%, а больше.

Скажи, а как сейчас на рынке обстоят дела с поэзией?

Плохо. Очень плохо.

Но есть же популярные поэты — бессменная Полозкова, Ах Астахова, Сола Монова и многие другие. Их разве не издают?

Если мы с тобой перечислим поэтов, которые сейчас на слуху, мы уложимся в пальцы двух рук. Не так уж это и много. И книги их продаются не очень хорошо, если только у них есть своя аудитория в социальных сетях. У поэтов есть плюс в том, что они могут устраивать творческие вечера, концерты, в отличие от писателей. Они могут гастролировать. Как правило — все они на короткой ноге со своими подписчиками, что тоже хорошо. Но книги плохо продаются. В поэтических сборниках редко бывает что-то такое уникальное, о чём люди раньше не слышали.

Глобальный вопрос. Как ты думаешь, в чём феномен двух писательниц: Джоан Роулинг и Эрики Л. Джеймс? Я тебе честно признаюсь — про «Гарри Поттера» я прочитала только пять книг, остальное посмотрела в экранизации. А вот трилогию «50 оттенков» я прочитала за полторы ночи. Реально не могла оторваться, и никак не могу объяснить себе почему.

Для меня их популярность — это тоже загадка.

Как так?

Если перенестись в тот момент, когда они эти книги ещё даже не издали, и это было в формате рукописи, — никто бы на них ломаного гроша не поставил. Думаю, ты знаешь, что Джоан Роулинг многие отказывали. Она мыкалась по издательствам, и все говорили, что это ерунда.

Мне, если честно, напоминает это историю, когда The Beatles в 60-х прослушивались на лейбле Decca, и им сказали, что гитарные группы — это прошлый век, сейчас такое не катит. То есть изначально вообще не было никаких предпосылок к их ошеломляющей популярности.

Есть книга «Переломный момент», которая полностью посвящена феномену такого рода популярности, её написал нью-йоркский журналист Малкольм Гладуэлл. И нет никакой системы, которая бы отслеживала, по какой причине и почему начинается эта безумная эпидемия.

Знаешь, какой очень хороший пример есть? Он даже не литературный. Это песня Натали «О боже, какой мужчина». В 2013 году Натали считалась «сбитым лётчиком», лучшие годы которой пришлись на конец 90-х с песней «Ветер с моря дул», все о ней уже давно забыли. И тут она выпускает новую песню, которую ей прислала её фанатка в контакте, — абсолютно простыми словами и простой музыкой, там джаз-бэнд Игоря Бутмана не играл, как сама знаешь, но она взорвала всё! Почему так произошло — мы, наверное, никогда не узнаем.

Может, во всём виноваты иллюминаты?

Иллюминаты, которые поставили на Натали (смеётся.)?

Ну а почему нет? Вдруг, в этом был какой-то тайный смысл, о котором мы никогда не догадаемся.

Конечно, всегда можно сделать ставку на теорию заговора. Лично я считаю, что есть что-то, чем мы не можем управлять, и что не можем даже прогнозировать. Если бы на это можно было повлиять, те же самые издатели публиковали бы только бестселлеры, и горы макулатуры не валялись бы на складах. А ведь бывают и другие ситуации — издательства делали большие ставки на книгу, вкладывались в пиар — тратили сотни, миллионы рублей, а она не шла. Просто не шла и всё. И книга хорошо написана, и автор известный, почему не идёт? Не известно. Поэтому я думаю, что в случае с Джоан Роулинг и Эрикой Эл Джеймс сыграл свою роль какой-то X-фактор, который предсказать или на который повлиять просто невозможно.

Давай поговорим немного о тебе. У тебя много разных проектов, над которыми ты работаешь. Я знаю только о «Литорге» и твоём проект «Пишем книгу». Расскажи об остальных.

Да, есть «Литорг». В прошлом году я полностью отошёл от операционной работы с ним, там сейчас есть своя команда, свой шеф-редактор. Это машина, которая выдаёт 24 поста 365 дней в году — неважно Новый Год или День Победы. Мы сотрудничаем с крупными издательствами, например, «Эксмо» покупает у нас рекламу.

У меня есть проект-ответвление «Пишем книгу», в рамках которого проходит марафон «ТН» — «Таланта недостаточно». Благодаря «Пишем книгу» я не просто даю людям надежду, а говорю о реальном положении вещей. А на марафоне — идёт серьёзная работа. Люди за два месяца пишут книгу. Сейчас у нас закончился первый поток, 18 марта будет выпускной. Причём, люди настолько сдружились, что одна участница прилетает на встречу из Финляндии, другая — из Питера. Все занятия проходят дистанционно — это вебинары, обсуждения, а также посимвольный норматив в написании книги. По окончанию марафона у каждого участника есть своя собственная книга объёмом 350 000 знаков. Начиная с 350 000 символов — это уже роман. Всё, что меньше, — повесть. В этом потоке участвовало 46 человек, больше половины финишировали успешно и написали в итоге книгу. Я собрал топовых спикеров из издательских ниш, у нас было восемь занятий. Выступал редактор «АСТ», директор по маркетингу «Эксмо», знаменитый писатель Ринат Валиулин и многие другие. Мы изучали теорию литературы, искали блоггеров и ютюберов, которые могут сделать обзор твоей книги, обменивались этой базой. Это огромнейший опыт для всех участников! Многие уже собираются идти сразу на следующий поток. Следующий марафон пройдёт в июне-июле, будут лучшие спикеры первого потока, новые уже состоявшиеся авторы. Также летом у меня выйдет книга в «Эксмо», которая так и будет называться — «ТН» — со статьями от спикеров.

Ещё у меня есть проект artsenatorov.ru — там я консультирую компании по маркетингу. У меня есть опыт по продвижению в соцсетях, я работал маркетологом в «Газпром Медиа», поэтому я знаю, как это всё нужно делать.

И последнее — я сам пишу книги.

Артём Сенаторов: «Не надо бояться слова «продавать»

И как тебе это всё удаётся?

Честно: ничего не успеваю.  

Не бывает ли у тебя мыслей, что когда-нибудь придётся от чего-то отказаться?

Бывает. Ото сна. А вообще, когда я работал на пике активности, я выработал для себя систему сна: спать с 2 до 6 утра и с 2 до 6 дня. Очень продуктивно получалось работать.

Скажи, у тебя ещё остались места на летний марафон. И если да — сколько стоит участие?

Смотри, на этот марафон у меня будет три уровня входа. Есть базовый билет, он стоит 5 900 рублей — ты просто получаешь доступ к занятиям, к общему чату, но также будут и мастер-группы, участие в них будет стоить 1 700 рублей и оплачиваться отдельно. Например, мастер-класс писателя Рината Валиулина, который просто сыплет всевозможными крутыми цитатами, за минуты разлетающимися по всей сети. Ты пишешь текст на 5 000 — 7 000 знаков, скидываешь их Ринату, а он потом даёт тебе обратную связь! И это сам Ринат Валиулин, у него безумные тиражи, он издаётся в «Жанрах» «АСТ». Или, например, Илья Данишевский — издатель из «АСТ» — он просматривает твой синопсис и говорит, что надо доработать.

Также есть второй уровень, он стоит 14 500 рублей. И я его советую всем тем, кто настроен на серьёзную работу. Он даёт автоматический вход на три мастер-группы и три поста на «Литорге» о твоей уже готовой книге.

И третий уровень — это персональный коучинг. Мы даём человеку гарантию, что его книга будет точно издана. Но на третий уровень мы собеседуем людей, просто любого желающего не возьмём. Стоимость 70 000 рублей.

Если резюмировать — первый уровень для тех, кто хочет узнать, что это такое, потусить с ребятами, послушать интересных спикеров. Второй уровень для тех, кто готов засучить рукава и пахать. А третий — стандартный вип-уровень.

Завершающий вопрос. Скажи, чем тебе нравится, а чем не нравится российский книжный бизнес?  

Нравится то, что в России всё зависит от автора. Если ты целеустремлённый, ты преуспеешь. Если ты будешь долго биться в дверь издательства — рано или поздно тебя издадут. Хорошо, если у тебя есть какие-то правильные знакомые, деньги, необходимые знания, но даже если этого всего нет — всё возможно. Я живое тому подтверждение. У меня не было ничего из вышеперечисленного, но мои книги издаются в ведущих издательствах и продаются. Если бы мне в 2011 году кто-нибудь дал всю ту информацию, которую мы даём в рамках нашего марафон «ТН», я бы не набил шишек, сэкономил бы себе в общей сложности год жизни. Тем не менее, сейчас я понимаю, что в этом была и есть моя миссия до сих пор — помогать молодым авторам, за доступные деньги давать им всю необходимую информацию о том, как издавать и продвигать свои книги.

Минус российского рынка — такой же, что и вообще у мирового рынка. Книга стала конкурировать не с другими книгами, а с социальными сетям, с фильмами, тв-шоу. Возник дополнительный барьер: тебе нужно не просто познакомить читателя со своей книгой, но ещё и убедить его потратить время своей жизни на то, чтобы её прочесть. Поэтому всё своё продвижение нужно начинать с elevator pitch, ведь это действует не только на издателя, но и на читателя тоже. Ему нужно объяснить — почему он должен прочесть именно твою книгу, и у любого автора должен быть всегда чёткий ответ на этот вопрос.

Сообщество «Литературный Оргазм»

Проекта «Пишем Книгу»

Инстаграм Клима Моржового 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *