Другие люди

Другие люди

Судьба у этого рассказа интересная. Я его писала для одного издания, но там с публикацией не сложилось — скажем так, не прошло цензуру. В итоге я скинула почитать написанное нескольким друзьям, чьему мнению доверяю, и кто не скупится на критику. Я ожидала услышать лишь замечания, да и вообще что-нибудь типа «что это за бред?», но всё, как и всегда, получилось в точности наоборот. Один мой друг сказал: «Кать, ты первый раз пишешь в таком жанре… Но когда я читал, было чувство, что это написал 70-летний философ-мыслитель». Ещё одна подруга спустя время поделилась тем, что — как ни парадоксально — отказалась раз и навсегда от мяса, когда прочитала рассказ. Отзывы, конечно, приятные, но мне захотелось бòльшего. Ведь как сказал Роберт Рождественский — писатель пишет, чтобы его читали. Поэтому выкладываю его и отдаю вам на суд. Буду рада любому отзыву. Спасибо и приятного чтения!

1

Всё, что у меня осталось от жизни старых людей — это возможность говорить, читать, писать и считать. Меня этому учили специально, чтобы те, кто появляется из моего семени, были такими же обучаемыми и шли на развлечение, а не на еду или одежду. У меня много отпрысков, слышал, кто-то их называет детьми, но я не видел ни одного. И вряд ли я испытывал бы к ним какие-то чувства: я этому не научен. Самки более привязаны к своим отпрыскам, но это никому не интересно. Другие люди не понимают нас, считают нас бесчувственными, да и мы, если честно, тоже плохо понимаем их. Единственное, что я знаю наверняка — это их отношение к нам.
Думаю, вам интересно: кто это — другие люди, и кто — старые люди. Начну с нас, старых людей. Старые люди — это самые обычные люди, которые жили на Земле миллионы лет назад, у которых была своя жизнь, свой быт, своя история. Эти люди были венцом природы, были главными на планете Земля. Сейчас не так. Как передавалось среди нас: где-то в 2300-х годах, не знаю, что это такое — 2300-ые годы, но все говорят так, — на Землю пришли другие люди. Они умеют говорить на нашем языке, но только с нами, между собой они общаются мыслями. Они могут мыслями делать всё: передвигать вещи, рыть земли, строить дома, убивать нас. Мы безоружны перед ним, и у тех, кто жил в 2300-м году тоже не нашлось оружия. Мы не знаем, откуда они пришли, и кто они, да и мы не до конца понимаем их мир, и как там всё устроено…
Вам, наверное, интересно, как они выглядят. Удивитесь, но практически так же, как и мы. Только все они ниже нас ростом на две головы, у них у всех белые волосы, и одеваются они всегда во всё светло-серое. Их не отличить друг от друга, правда, самцов от самок отличить можно. У их самок, как и у наших, есть выпирающие части тела.
Я слышал от своих, что до нас на Земле жили какие-то животные, и что мы, старые люди, делали с ними всё то же самое, что сейчас они делают с нами. Мне кажется, что это всё выдумки… Мы намного чувствительнее их и вряд ли бы могли так издеваться над теми, кто тоже живой.
Что они делают с нами, спросите вы? Используют для развлечения, едят, делают из нас одежду, проводят на нас эксперименты… И, наверное, что-то ещё. Это я тоже слышал среди наших, но видел сам я далеко не всё…
До того, как меня доставили сюда, в циркум, я жил в доме у других людей. Не знаю, как я туда попал, и где я родился, всё, что я помню: я рос там и меня не сильно обижали. Я там просто жил… У меня был своя комната, отпрыски других людей приходили и играли со мной, иногда говорили на моём языке, а иногда просто молчали. Мой хозяин был злым и жестоким. Мог просто меня избить, причём не только силой мысли, а использовать при этом свои конечности. Иногда я начинал отвечать ему, но тогда меня неведомые силы прижимали горлом к стене, и я успокаивался. Вообще, я понял, что другим людям противодействовать не стоит. Да и бесполезно это… Ты только поднимаешь руку, а тебя уже мысленно откинули на двадцать метров.
Однажды этот злой хозяин взял меня в одно место. Я не знаю, как это правильно называется, но я так понял, что он ходил туда каждый день, и это всё принадлежало ему. Я понятия не имею, зачем он меня взял туда, наверное, поиздеваться… Так или иначе — ему это удалось. Я там увидел, как самки старых людей рожают прямо в кучу грязи, прижимают к себе своих детей, другие люди отбирают их и сразу же убивают на мясо. Да, мясо только родившихся отпрысков считается деликатесом. Всё то, что вышло из женщины после того, как она родила, тоже забирают. Не знаю, куда и зачем. Женщины плачут и кричат, их силой мысли сковывают, потом ставят на четвереньки, привязывают руками и ногами к деревянным столбам, что-то прицепляют к их груди, и из них начинает выкачиваться белая жидкость, которая, как я уже потом узнал, должна было принадлежать её отпрыску, но ей поят отпрысков других людей. Не всех младенцев, кстати, сразу отнимают от матерей. Если рождается старая самка, то её оставляют, чтобы она потом так же давала молоко и рожала мясо на съедение. Мальчиков убивают и сразу едят. Не будь я и мои предки сообразительны, меня бы ждала та же участь, что и того младенца, которого я видел.
Мой хозяин как-то кормил меня таким мясом. Он, конечно же, издевался, но я всё равно всё съел. И мне даже не было плохо или противно… Сложно проводить связь между одним и другим, когда не видишь всего. Обычно нас кормят едой, которая растёт из земли и не кричит от боли, когда её срезают. Это вкусно. Другие же люди едят только нас.
Шло время, и я рос. У меня на теле начали появляться волосы, мой голос грубел, со мной стали происходить странные изменения. И поэтому я был выкинут из жилища хозяина. Всех, тех, кого выбрасывают — либо убивают, либо забирают на обучение, чтобы потом использовать для развлечения. Другие люди, которые занимаются отловом выброшенных, сканируют тебя взглядом, и за несколько секунд определяют — обучаем ты или нет. Я оказался обучаемым. Остальных же убивают и отправляют на мясо тем, кто среди других людей живёт бедно.
Так неведомая сила швырнула меня внутрь какого-то большого предмета, который не касался земли, и этот предмет меня и других таких же, как и я, понёс в неизвестную сторону.
Уже тогда я мог говорить. Со мной немного общались отпрыски хозяина, и я общался с другими старыми людьми, которые так же жили со своими хозяевами. Если сейчас я понимаю, какая моя задача, чем я занимаюсь, то тогда я не понимал, да и сейчас не знаю, какова была моя цель жизни там. Я до сих пор не знаю, откуда я и кто, потому что первые мои воспоминания связаны с жизнью в том жилище. Наверное, я был взят на развлечение отпрыскам… Удивительно, но они никогда не издевались надо мной и не делали мне больно. Это кажется странным до сих пор.
Всех обучаемых привозили в сараи, где у каждого была кровать и рядом миски с едой и водой. Там мы жили, и нас практически никто не бил и не истязал, только если плохо учились. С нами много разговаривали, объясняли, как называются разные предметы, рассказывали немного о том, как устроен мир, а также учили считать, писать, читать, а ещё танцевать. Я быстро научился всему и даже показывал себя с хорошей стороны, во всём, кроме танцев. Танцы были странные и нелепые, надо было стоять на голове, как-то непонятно шевелить рукам и ногами, прыгать, кататься на странных предметах. Мне это давалось с трудом, поэтому на этих занятиях меня нередко били. Затем, когда другие люди поняли, что я безнадёжен, то оставили меня в покое и убрали это из моей жизни.
Нам разрешали общаться друг с другом, но дозировано. После определённого момента мы должны были закончить разговоры и идти спать. Кстати, забыл сказать, что среди нас, обучаемых, были только мужские особи. Самок не было. Как мне говорил один из других обучаемых, самок старых людей держат всю жизнь в таких сараях, чтобы они рожали обучаемых. Затем они становятся старыми, их убивают на мясо и отправляют его бедным другим людям.
Самое жуткое во всей моей жизни — это отдавать сперматозоиды. Я долго не знал, что это такое, и не мог запомнить слово. Но потом мне объяснили другие люди… Некоторые из них не такие злые и иногда добры к нам. Когда ты обучаем и уже весь покрыт волосами, то тебе время от времени надо отдавать свою жидкость. Мы не делаем это сами, у нас её забирают другие люди. Ощущения странные, не сказал бы, что сильно приятные. Потом эту жидкость помещают в самок старых людей, и они рожают отпрысков. Так же, наверное, когда-то появился и я. Раньше, как мне говорили наши, мужчины сами помещали свою жидкость в самок, я не знаю, как это делается, но говорили, что это их очень привязывало друг к другу. Поэтому теперь посредником между этим процессом стали другие люди… В нашем мире, наверное, плохо быть к кому-то привязанным, потому что ты не принадлежишь себе и не знаешь, что будет с тобой и тем, к кому ты привязан, через какое-то время.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *