Молодые парни и девушки о сексуальном воспитании

Сексуальное воспитание

Когда тебе 25, 30 или 50 лет — тема секса уже не кажется чем-то табуированным. Ну секс и секс. Есть — хорошо, нет — грустно, но жить можно. Однако вспомните себя в 14-15-16 лет? Мечтали ли вы скорее расстаться с девственностью? Не задумывались о том — что же с вами не так — раз невинность всё ещё при вас? Кичились ли перед друзьями выдуманными историями сексуальных подвигов? Боялись ли, что родители, не дай бог, узнают, что у вас уже был секс?

Я пообщалась с молодыми ребятами, которые поделились своими историями сексуального взросления, а также порассуждали о недостатках сексуального воспитания — что бы они изменили или сделали по-другому, будь у них такая возможность. В конце читайте мою историю: смешную и немного грустную.

Анатолий, 35 лет, предприниматель

Впервые я узнал о сексе в пять лет в старшей группе детского сада. Один из мальчиков «постарше» рассказал для чего, оказывается, нам нужны наши половые органы. Он сам был очень удивлён и обескуражен этим открытием и долго рассказывал, как устроено всё у девочек, и что с этим нужно делать мальчикам. Родители рассказали о сексе, когда мне было семь лет. Купили какую-то книгу о половом воспитании для детей (не помню точного названия), написанную французскими сексологами в сотрудничестве с детскими психологами и переведенную на русский язык. Эта книга стала одной из важнейших в моей жизни.

Я до сих пор встречаю упоминания об этом издании, и что её родители до сих пор покупают своим детям, чтобы рассказать о половых отношениях. Единственное, что меня беспокоит — за 28 лет ничего нового создано не было. Одна и та же книга, написанная французами в 80-х годах — до сих пор в 2017 году преподносится как единственная энциклопедия о сексе для детей. Отсутствие новых исследований, новых авторов, новых идей и выводов в этой области очень меня беспокоит. В физике и математике за 30 лет произошли колоссальные сдвиги. В области сексуального образования, воспитания и просвещения — ничего. В частности — в России.

Тот факт, что родители вообще купили мне эту книгу — огромный подвиг с их стороны. Однако, получив практический опыт, я пришёл к выводу, что мне не хватало знаний о сексуальных отношений с точки зрения философии. Сейчас свой уровень сексуального образования считаю достаточно хорошим. Потому что вижу, что многие знакомые мне люди в примерно моём возрасте до сих пор имеют крайне поверхностное представление как о духовной, так и о физической составляющих сексуальной жизни.

Хотя во время первого сексуального опыта я не ожидал, что это будет сопровождаться настолько острыми и яркими ощущениями. Поэтому всё закончилось почти не начавшись.

То есть в фантазиях и в теории секс был неким действием, связанным с приятными ощущениями. Но в реальности эта «приятность» оказалась закаливающей. Позже просто научился контролировать себя и свои ощущения.

Я против самотёка. Правильное образование в области сексуальных отношений и понимание своего тела — важнейший камень в фундаменте зрелой самостоятельной личности.

Большущим удивлением для меня стало то, что подавляющее большинство моих партнёрш полностью отрицали возможность орального секса — кунилингуса. В фантазиях и фильмах, в книжках и трактатах о половых взаимоотношениях это всё выглядело вполне уместным — оральный секс считался важным элементом взаимоотношений. В реальности же всё оказалось почти наоборот: «нет и всё» в 99% случаев.

Здесь, я предполагаю, играет важную роль воспитание девочек в области секса. По моему мнению, самая главная причина отказа в оральных ласках со стороны девушек — это стеснение собственного тела, и навязанная (родителями? школой? обществом?) брезгливость: «у меня там пахнет», «грязно» и в таком духе.

Я это могу примерно понять, так как девушки с юности переживают каждый месяц тяжелое физическое и моральное потрясение, связанное со своими половыми органами. Месяц за месяцем, год за годом. Сложно в таком режиме научиться принимать себя и уважать собственное тело без посторонней помощи и специального образования на эту тему.

Со своими детьми я буду заниматься комплексно: и книги, и пособия, и разговоры. Не только что и как, но и почему, и зачем, и в чём смысл межполовых отношений. Я против самотёка. Правильное образование в области сексуальных отношений и понимание своего тела — важнейший камень в фундаменте зрелой самостоятельной личности.

Виктор, 30 лет, инженер

Вся история моих сексуальных отношений — это конфликт. Желание любить человека, заботиться и быть кому-то нужным — с одной стороны, с другой — влечение к каждой девушке, которая нравится. Этот конфликт был особенно острым до 19 лет, когда я получил первый сексуальный опыт. Я у неё был первым. Замечу, что для меня фактор «девственности» никогда не был важным. Кстати, в 19 лет я впервые целовался и это тоже было с ней. Первые переживания носили негативный характер: я боялся быть плохим любовником, поэтому старался долго сдерживать семяизвержение и преуспел в этом. Также я очень переживал из-за возможности «стать отцом». Я был не готов брать на себя такую ответственность, но не мог игнорировать вероятность этого события.

Подробно изучал тему методов контрацепции, но лишь в 21 год узнал о том, как рождаются дети. То есть, я до 21 года понятия не имел, что часто они вылезают сами, а не их достают, распоров перед этим живот женщине. Презервативами я так и не научился пользоваться — для меня до сих пор не понятно, как можно прервать процесс, достать его и одеть, а потом вернуться к любовному акту. С первой девушкой применял метод «прерывания». Мы расстались, другая девушка появилась только через полгода и применяла гормональные контрацептивы. Из моего текста видно, что я вникал в этот вопрос, он меня заботил и, возможно, не доверял партнёршам в этом смысле.

По-настоящему, раскрепоститься и регулярно получать удовольствие от секса я смог только со своей нынешней женой, и то спустя некоторое время наших отношений. Во-первых, я, по привычке, сдерживаю семяизвержение, а раньше часто долго не мог кончить. Во-вторых, я наконец-то получил самое важное: отношения — полноценные, построенные на доверии и искренности. Это то, чего я всегда хотел, и это позволяет мне быть раскрепощённым в сексе и быть таким, какой я есть. Хотя, страхов, связанных с сексом у меня до сих пор больше, чем желаний. Страхи очень часто перевешивают влечение к женщинам, что и делает меня моногамным, скорее всего.

Также я очень переживал из-за возможности «стать отцом». Я был не готов брать на себя такую ответственность.

Родители никогда не говорили со мной о сексе, да и отношениях с противоположным полом вообще. Я думаю, это не правильно. Я обязательно буду обсуждать эту тему с сыном, когда придёт время. То, что рассказывал мне брат о сексе и его отношении к нему, диссонировало с моими чувствами и желаниями, это плохо. Многие страхи были вызваны незнанием и невозможностью обсудить тему с кем-то из взрослого мира. Думаю, для моего сына эта тема не будет сакральной и уж тем более, источником негативных переживаний.

Ян Г., 26 лет, психолог

У меня не было конкретной ситуации, в которой бы я «узнал о сексе». Никто из родителей не говорил мне, что «надо поговорить об ЭТОМ», мне не выдавались специальные книги или брошюры. Все было гораздо проще: дома тема секса никак не табуировалась и родителям спокойно можно было задать любой вопрос. Парадоксально, но именно поэтому вопросов особо не возникало — ведь так или иначе информация по этой теме была доступна. Мне рассказывали почему ходят поезда, что такое фотосинтез, как люди занимаются сексом. Это была просто еще одна область жизни, и никто не считал нужным говорить о ней шепотом. Сейчас я даже немного удивлен тем, как мои родители интуитивно правильно обращались с этой темой, не заканчивая никаких психфаков. И горжусь их смелостью и открытостью, ведь говорить со своим ребенком о сексе — не вопрос знаний (и без вас разберется, не такое уж сложное дело) — это вопрос доверия.

У меня вызывают отвращение мужчины, которые не знают, что женщина испытывает оргазм. К сожалению, я таких встречал.

После курсов сексологии и клинической психологии как-то не остается вещей в сексе, которые могут шокировать. Но меня всегда очень удивляло, насколько сильно люди стараются ради секса и во время него.

У меня вызывают отвращение мужчины, которые не знают, что женщина тоже испытывает оргазм. К сожалению, я таких встречал.

Все это мифотворчество относительно сексуального воспитания настолько опостылевшее, что даже как-то скучно его комментировать. Секс — это нормально. О нем можно говорить. От информации о строении члена или контрацепции ваша дочь не «принесет в подоле». Это вполне очевидные вещи. При условии, что у вас открыты глаза.

Арина, 28 лет, эксперт по развитию образовательных проектов

Я никогда не говорила с родителями о сексе. Мы вообще не очень-то друзья с ними, поэтому даже в шутку эта тема вообще никак не обсуждалась. Поэтому о сексе я узнавала от друзей, из журналов, фильмов и прочих массовых источников информации. И это, как я сейчас вижу, совсем неправильно. Ведь недаром считается, что уж лучше пусть подросток начнет пробовать алкоголь на семейных застольях, чем где-либо ещё.

Когда мне исполнилось 18 лет, я все еще была девственницей и ужасно комплексовала по этому поводу (как будто кто-то это видел!), и у меня была вполне конкретная цель — просто её лишиться, не так важно с кем. В итоге цель была достигнута, удовольствия никакого. Подробности я вообще никогда в жизни никому не расскажу. Поэтому я точно знаю, что со своими детьми я обязательно буду говорить на эту тему в контексте того, что первый раз (да и вообще секс как акт самоотдачи) — это настолько важно, что должен быть только с тем человеком, к которому ты действительно испытываешь что-то (может быть, не любовь, но это точно не первый встречный из ночного клуба).

Когда мне исполнилось 18 лет, я все еще была девственницей и ужасно комплексовала по этому поводу.

Про необходимость защиты нам рассказывали только в поликлинике (и даже раздали презервативы), но психологическую сторону никто не удосужился объяснить (например, что делать, если парень говорит «у меня нет презерватива, но я так тебя хочу, что давай без него», а тебе 19 и меньше всего в этой жизни ты умеешь отказывать, тем более человеку, который тебе нравится). В общем, сексуальное образование — это одна из фундаментальных по важности тем, которую надо освещать. Каким образом? Может быть, не массово на уроках, а через брошюры и возможность индивидуально обсудить свои вопросы с психологом, или вообще через онлайн занятия. И делать это должны не 60-летние тетушки, а молодые современные женщины/мужчины, которым подростки будут доверять.

Анна, 36 лет, журналист

О сексе мне родители не рассказывали никогда. Когда мне было лет, кажется, 13, мама подарила мне книгу, где говорилось «про это». Но к тому моменту я с теорией была знакома, как я полагаю, лучше её. Я жила в то время у бабушки, где формально жил мой дядя — формально, потому что постоянно находился в зарубежных командировках. Дядя был молод и не женат, и у него в недрах книжного шкафа была спрятана отличная подборка книг — от классики, вроде «Кама Сутры» и «Радости секса» с огромными и красивыми иллюстрациями, до каких-то не очень интересных, без картинок. Будучи человеком любопытным, особенно в том, что казалось запретных тем, я эти книжки нашла, и когда никого не было дома, подробно изучила. В моей семье, как во всём СССР, секса не было. То есть он, конечно, был, но никто об этом никогда не говорил. Это было что-то стыдное и неудобное.

Краснея и бледнея, мама рассказала мне о том, что такое менструация. И подарила мне жуткий предмет гардероба — резиновые трусы, которые раньше применяли для защиты от протеканий.

Однажды мама сказала: «Нам надо серьезно поговорить». Опустила глаза и вошла в мою комнату, закрыв от папы дверь. Сразу стало понятно, что разговор будет тяжелым и неприятным — возможно, меня будут за что-то ругать. Но меня не ругали: краснея и бледнея, мама рассказала мне о том, что такое менструация. И подарила мне жуткий предмет гардероба — резиновые трусы, которые раньше применяли для защиты от протеканий. Использовать их было жутко неудобно, как и разные толстые прокладки. Но вот однажды я обнаружила в мамином шкафчике тампоны, и поняла, что это — спасение от моих бед. И начала их потихоньку таскать. Как-то мама нашла мою заначку — и разразился жуткий скандал. Мама рыдала и кричала о том, что теперь меня никто не возьмет замуж… Позже, уже будучи студенткой, я впервые попала к гинекологу. Помню этот ужас, с которым я и мои однокурсницы ждали этого приёма. Этот нелепый вопрос: «Живете ли вы половой жизнью?», на который не знаешь, как ответить — вроде уже и «было», но ведь только «раз», можно ли считать, что ты «живешь»? Помню это презрительное «женщина!» и кучу диагнозов, как я теперь знаю, чисто коммерческих, не требующих никакого лечения, с которыми я вышла из этого кабинета. На «лечение» нужны были деньги, их нужно было брать у родителей. Но это означало, признаться им, что у меня уже «было», то есть — невозможно.

К сожалению, то «лечение», на которое было потрачено куча нервов и денег, занятых у подружек, в итоге привели к более серьезным проблемам, которые я расхлебываю до сих пор. Мне сложно осуждать своих родных. Они дети своего времени и той культуры. Но теперь я понимаю, что всё вообще-то могло быть по-другому.

В семье моего мужа о сексе всегда говорили спокойно и откровенно: например, уезжая в командировку, отец как-то вручил ему, подростку, упаковку презервативов. И сегодня мне проще обсудить интимные вопросы со свекровью (кстати, глубоко верующей, воцерковленной женщиной), чем с родной матерью. Современным детям, конечно, во многом проще: с источниками информации о сексе сейчас проблем нет — можно зайти в интернет и найти подобные, с видео, ответы на твои вопросы. С другой стороны, этого мало: поддержка матери в этом вопросе, особенно для девочек, очень важна. Сегодня, анализируя то, через что я проходила в подростковом возрасте, я понимаю, что это очень сильно отразилось на всей моей жизни, сформировало отношение не только к самом «процессу», но и всему, что вокруг него — в частности, принятие себя как женщины. Для меня на первом месте — работа, а с детьми пока вообще не складывается. Как я сейчас понимаю, одна из причин именно в том, что деторождение (как следствие секса) — имеет отношение к тому, о чем в моей семье было принято говорить, пряча глаза. А значит, этого нужно избегать любой ценой.

Валерия, 27 лет, продюсер

Первые разговоры о сексе были в садике, наверное, в подготовительной группе: обсуждали, что мужские и женские письки разные, и одну суют в другую. Зачем — плохо понимали. Помню, мама дала книжку о том, откуда берутся дети. Там примерно такое объяснение: «…мужчина крепко обнимает женщину тра-ла-ла после чего в ней живет ребёночек…». Ещё говорили, что надо предохраняться. На этом всё.

Во мне культивировали мораль и нравственность, но неправильно, поэтому вместо целомудрия получилась — ну, назовем это сексуальная разнузданность.

Меня воспитывали без учёта моих интересов и потребностей, к переживаниям относились несерьёзно и снисходительно, всегда тыкали носом в дерьмо — вот случилась неприятная ситуация, это ты виновата, ты плохая. Не поддерживали просто душевно и по-братски, типа похлопать по плечу, приголубить и сказать, что я самая-самая, и всё будет хорошо. Считали и до сих пор считают, что я живу неправильно и принимаю неправильные решения. Постоянно читали нотации и морали, не специально, но культивировали во мне гипертрофированное чувство вины и нелюбви к себе. В также — мораль и нравственность, но неправильно, поэтому вместо целомудрия получилась — ну, назовем это сексуальная разнузданность. Довольно большое количество партнеров, секс на первом свидании, незащищенный секс.

Уверена, что есть прогрессивные семьи, где эта тема такая же простая и легкая, как, например, тема завтрака и обеда. Но, думаю, большинство (и скорее всего — в регионах) родителей делают всё «по старинке» — замалчивают, потому что неловко, не знают, как говорить о сексе, просто потому что с ними самими никак о нем не говорили.

Стоит ли воспитывать молодёжь? Не знаю… Потому что в этом слове есть оттенок директивности. А рассказывать — обязательно. Здесь нет ничего постыдного и неловкого. Секс — это классно, весело и здорово,  это огромная часть жизни взрослого человека. Надо быть вооруженным и предупрежденным, чтобы не случилось какой-нибудь херни типа внезапной беременности, ЗППП и так далее. И, что кажется менее важным, но это важно — чтобы не случилось такого, когда человек не понимает и не может раскрыть свою сексуальность, чувствует себя зажатым, не получает удовольствия от секса, потому что не владеет адекватной информацией.

Моя история

Когда мне было 16, приятельница спросила меня: «Ты что, планируешь окончить школу девственницей?». Сейчас это вспоминаить очень смешно, но тогда для меня это стало серьёзным заявлением…

Не было у меня секса и на первых курсах университета. «Кать, тебе 18, и ты девственница. Же-е-е-есть» — как-то заявила однокурсница. Тогда я вроде бы и запаниковала, но потом подумала: «Ну вот и что мне делать? Бегать по улицам и предлагать всем свою девственность? Что за бред!».

Когда мне стукнуло 19, где-то через полгода я смирилась с тем, что умру старой девой. Это был август 2011 года. Я тогда сказала себе: «В мире есть много других прекрасных вещей, помимо секса и мужчин. Уж найду, чем заняться». Ни для кого не секрет, что Вселенная осуществляет наши мечты именно тогда, когда мы уже смирились со своей ущербной и никчёмной жизнью. Так я и встретила Диму в сентября 2011 года.

Потеряв девственность, я не стала другой, мир не перевернулся, просто в жизни появилось несколько новых ярких тонов, которые с каждым годом раскрываются по-новому. Иными словами: век жизни, век учись.

«Кать, тебе 18, и ты девственница. Же-е-е-есть» — как-то заявила однокурсница. Тогда я вроде бы и запаниковала, но потом подумала: «Ну вот и что мне делать? Бегать по улицам и предлагать всем свою девственность? Что за бред!»

Что касается моей семьи… Не могу сказать, что эта тема была табу, но и что мы свободно за ужином обсуждали секс — тоже нет… Однако на все мои вопросы родители всегда отвечали честно и прямо: без всяких пестиков и тычинок. Мама в своё время провела инструктаж по использованию тампонов (в моём окружении были девочки, которым мамы разрешали ходить только с толстенными прокладками), папа рассказывал разные истории на тему секса — о том, как надо себя вести, а как лучше не стоит, бабушка советовала сохранить девственность до брака, а впервые я увидела и потрогала презерватив, когда нашла его в шкафу у старшего брата. Мы тогда не придумали с подругой ничего лучше, как набрать в кондом воду и скинуть с 16 этажа…

Сейчас я понимаю, что, наверное, мне не хватало старшего наставника, который бы мог мне объяснить, что секс — это просто секс. Что потеря девственности не придаёт тебе крутости и не надо придумывать и пичкать подружек небылицами о своей сексуальной жизни, которой на самом деле нет. Что всему своё время, и что я ещё успею назаниматься этим сексом… Но здесь есть и другая сторона вопроса: стала бы я это всё слушать в 16 лет? Не знаю.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.